на главную


БЛОКНОТ КОЛЛЕКЦИОНЕРА

В этом разделе я буду записывать разные интересные соображения и размышления о монетах, которые я встретил в сети или которые попали прямо ко мне в руки. Со временем, когда материал накопится, я его попытаюсь систематизировать, но пока это будет походить скорее на "поток сознания".

Начну с тетрадрахмы Птоломея II Филадельфуса, отчеканенной в городе Сидоне (ныне в 48 км. к югу от Бейрута) и датируемую примерно 250 годом до нашей эры. Монета попала в коллекцию совсем недавно, да и не собирал вроде бы я греков, а тут вот увидел и не устоял. Что-то в ней есть магическое. На аверсе изображен не Птоломей II, а его отец Птоломей I Сотер, который собственно и основал государство. Он был одним из лучших генералов Александра Македонского и при смерти последнего в 323 году при разделе с другими генералами обширной завоеванной территории, ему достался один из лучших кусков - Египет. На особую значимость Египта указывает хотя бы тот факт, что Александр намеревался править отсюда и заложил даже столицу будущей Империи – Александрию. Но суждено править в Александрии было не ему, а Птоломею. Умер он в 283 году до н.э., но успел сослужить человечеству огромную службу - по просьбе Деметрия Фалерского, он профинансировал создание знаменитой Александрийской Библиотеки. Образование это было не просто библиотекой, а скорее что-то вроде древнего университета - греческая (и не только) молодежь сьезжалась со всего известного тогда мира сюда, - только здесь был средоточие великих ученых того времени. Вот так вот 30-летним парнем приехал сюда из Сиракуз Архимед (родился в 287 г. до н.э.) и учился несколько лет - время это как раз падает на 50-е годы 3 века. Так что вполне могло статься, что эту тетрадрахму мог держать в руках сам Архимед. Тем более, что отчеканено их было немного, а денежная система в птоломеевском государстве была закрытой, т.е. xождение любых других монет извне было запрещено. Кстати, именно это подвигло римлян, через двести лет взявших под контроль одряхлевший Египет, оставить на карте Империи финансовый анклав – закрытый от других частей страны.

Есть два обстоятельства, которые делают монеты этого типа крайне интересными для коллекционеров. Прежде всего, - это ПЕРВАЯ МОНЕТА В ИСТОРИИ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА, на которой изображен реальный человек, современник. Да, именно так. Никто и никогда из правителей до Птоломеев не осмеливался чеканить свой лик на монете. Всегда это были Боги или другие вымышленные или абстрактные существа из мифологии. Даже трудно сразу обьяснить почему так упорно не было принято среди греков (а они родоначальники в чеканке монет) не изображать живущих людей. Возможно какие-то тонкие струны души, связаные с религией, - некоторые племена дикарей до сих пор панически бояться фотографироваться. Кто знает. Тем замечательнее выглядит своеобразная наглость Птоломея Сотера, когда он решил чеканить монету со своим изображением. Можно представить какой фурор произвело появление этой монеты в греческом мире, когда на месте, где обычно красовался Геракл (как на тетрадрахме Александра), Дионис или Зевс, вдруг появилася характерный профиль Птоломея с диковато выпученными глазами.

Второй момент связан с реверсом и изображенным на нем орлом, сидящем на пучке молний. Не могу сказать с полной уверенностью, но мне кажется, что птичка эта есть далекий прадед как нашему Двуглавому Державному Орлу, так и американскому одноглавому. Я нигде не встречал исследований на эту тему, все обычно кончается на византийском прообразе, но судите сами следующую цепочку рассуждений. По-видимому, Птоломей был первым кто так открыто сделал Орла символом своей державы. Его мысль вполне понятна - орел этот согласно греческой мифологии вечный спутник Зевса, повелителя неба и главного среди богов. То, что это именно тот самый зевсов орел, подтверждается пучком молний, на котором он сидит, - а пучок этот неизменный атрибут Громовержца. Птоломей, по-видимому, имел далеко идущие планы и собирался создавать мировую державу. По крайней мере, именно эти его "имперские амбиции", а не альтруизм, побудили к созданию Александийской библиотеки. Зевс - символ силы и власти, власти державной. Боюсь ошибитсья, но по-видимому птичка эта слетела на монету и стала державным символом впервые в птоломеевом государстве.

Как известно, придя в тесное соприкосновение с греками, римляне многое переняли у них в духовном смысле. Не все, но многое. Миф о властолюбивом Зевсе не мог обойти их мимо. Они отождествили Зевса со своим Юпитером и наделили его теми же атрибутами - пучком молний и Орлом, символизирующим власть. Приведу еще одну монетку из своей коллекции – уменьшенный фоллис Лициния, на обороте которой изображен Юпитер "IOVI CONSERVATORI" с Викторией в вытянутой руке. Но главный спутник Юпитера здесь не Виктория - эта женщина сама по себе - приходит или уходит когда ей вздумается. Главный спутник - Oрел у ног Громовержца, что так обидчиво скуксился на хозяина. Такой символ не мог пройти мимо армии и начиная с 3 века в римских легионах все популярнее становится Орел. Но пока он сосуществует с другими символами (волком, быком и т.д.) Реформа римской армии великим Марием на рубеже 2 и 1 веком до н.э. в частности заключалась и в том, чтобы дать армии единый симвил. Марий выбрал Орла на пучке молний, вечного спутника Юпитера Магнуса Максимуса. Со временем, когда Республика пала, Орел естественным образом стал не просто символом армии, но всей Империи. Не в последную очередь, на мой взглад, на это повлияло знакомство со структурой и традициями греческих монархий, в частности – монархией Птоломеев. Всем известно, какой жадный интерес проявлял Юлий Цезарь к Египту во время его оккупации (вспомним, что Клеопатра - последняя из династии Птоломеев). В Риме в то время республиканцы распускали слухи, что де Цезарь хочет низвергнуть демократию и стать царем Рима по восточному птоломеевскому образцу.

В третьем веке нашей эры, когда в Империи шел слом старой религии и христианство победно укоренялось на просторах державы, Юпитер постепенно исчезат, сначала из официальной аттрибутики, а затем и из повседневной жизни людей. История констатировала смерть этого божества. Пала и Римская Империя. Молнии, глобус-держава и скипетр власти (последние два хорошо видны на фоллисе Лициния) валялись на земле, но странное дело - сама птичка оказалась удивительно живучей. Естественным образом Орел перекочевал в Византию, перетащив за собой и предметы Юпитера. Каким образом у Орла раздвоилась голова в Византийской Империи - история достаточно загадочная, но ниже мы еще поговорим об этом. Однако, сам факт передачи наследия Юпитера входящей в силу Московии установлен достоверно - об этом написано в любой книжке об Иване Великом. Так далекий потомок птоломеевского Орла взлетел на Кремлевские шпили. Правда, в России он почему то потерял молнии, зато скипетр и державу (глобус) сохранил. Но вот американский его собрат, хоть и одноголовый, но молнии не потерял. В американском державном Орле вообще гораздо больше от его пра-пра-пра-дедушки. Может все дело в том, что появился он во времена, когда в мире правил бал классицизм и все античные образы шли на ура? Наверно так все и было.

* * *

Но почему, все таки, у Орла раздвоилась голова? Самое распространненое обьяснение в литературе на этот счет говорит, что одна голова смотрит на Восток, а другая - на Запад. В таком обьяснении есть свои резоны и возразить кое-что тоже можно. Не будет углублятся в глубь этой дискуссии, тем более, что установить истину сейчас уже не представляется возможным.

Но есть ли какие-нибудь немеки, обрывки образов, сходные сюжеты, отчеканенные на римских имперских монетах, которые могли бы хотя бы намекнуть пути формирования образа двуглавого державного Орла? Есть такие монеты! И они совсем не редки. Их встречал каждый коллекционер, который уделил внимание собиранию серебряных антонинианов римского "смутного" времени в 3 веке нашей эры. Это выпуск Траяна Деция PANNONIA. Давайте посмотрим внимательно, что же изображено на монете. Вариантов встречается много, но основной - это две женщины, стоящие спиной к спине и соответственно смотрящие направо и налево, каждая держит армейских штандарт. Если чуть-чуть копнуть историю Паннонии, то символизм, что стоит за этим образом станет совершенно прозрачным.

Траян Деций был уроженцем Иллирии (ныне - славянские страны бывшей Югославии, смотри карту здесь) и несомненно очень гордился этим фактом. В стремительно нарастающем хаосе, разрушающем Империю, Иллирия стояла могучим утесом, который продолжал подпирать страну. Сама по себе эта область не могла остановить смуту, но народ ее постоянно генерировал некоторые как физические, так и духовные усилия по сохранению державы единой. Череда лидеров, которую подарила Иллирия Риму, - Траян Деций, Аурелиан, Диоклетиан, Константин, - собственно и оттащила страну от пропасти и сплотила ее в новый уже "константинопольский" альянс. За лидерами стояла гвардия, состоявшая из иллириков, известная своими особыми боевыми приемами и непревзойденными бойцовскими качествами (отсылаю читателя к специальной военной литературе). Как известно, когда буря миновала, а Империя выжила, новая элита, состоявщая в основном из иллириков всерез задумалась о переносе столицы из Рима, куда-нибудь на Балканы. Константин всерьез проводил рекогносцировку в районе Сирмиума, - столицы Паннонии (северной части Иллирии). И только резоны стратегического характера перевесили в нем желание основать здесь столицу обновленной державы - он выбрал Византий. Поэтому монета "Генний Иллирии", отчеканенная в 252 году Траяном Децием, была в какой-то мере провидческой, - открывающей новую, иллирийскую, страницу истории.

Но вернемся к Паннонии. Провинция была основана в 9 году н.э. Императором Августом и названа была по имени иллирийского племени, которое большой кусок своей культуры почерпнула из контактов с кельтами. Паннония сразу же приобрела большое стратегическое значение - северная ее граница проходила по среднему течению Дуная, который в этих местах делал широкую дугу (см. карту). Провинция защищала центральные районы страны от набегов германцев на западе и дакийцев, языгов и сарматов - на востоке. Сражения здесь кипели постоянно, вспомним, что первый век прошел под все увеличивающемся давлении Дакии на границу Римской Империи. Паннония была ключом - опрокинув легионы на Дунае варвары сразу же выходили на побережье Адриатического моря и разрезали страну пополам. Сирмиум часто подвергался нападения. Ситуация немного изменилась, когда Траян взял штурмом Дакию в 106 г.н.э. - теперь уже варварское племя языгов попало в имперские клещи, будучи запертым между провинциями Паннония и Дакия. Победа была стратегической и граница "затихла" полее чем на столетие. Одовременно с операцией в Дакии, Траян реорганизовал Паннонию разделив ее на две части - Верхнюю, с заданием бороться с германскими племенами, и Нижнюю - с задачей сдерживать языгов и сарматов. Вот так они и изображены на монете Траяна Деция - одна выглядывает врага на западе, другая - на востоке. И при этом каждая крепко держит в руке штандарт, символ того, что она на боевом посту.

Очевидно, что сделать следующий шаг в обобщении образа стоящей на острие и борющейся двуединой Паннонии - геральдически слить их тело в одно, но оставить две головы направо и налево уже не так сложно. Но шаг такой не зафиксирован на римских монетах.



на главную

\x{0420}\x{0435}\x{0439}\x{0442}\x{0438}\x{043D}\x{0433}@Mail.ru Rambler's Top100 Rambler's Top100


Copyright © 2004-2008 Дмитрий Брацун "Траян и его время"